Интерьеры в журнале AD

Серая квартира в Москве

“Мои заказчики – необычные люди”, – говорит дизайнер Иван Поздняков. Глядя на почти монохромную квартиру, в которой живет семья с двумя сыновьями (один из них уже совершеннолетний юноша, а второй вот-вот войдет в подростковый возраст), с ним сложно не согласиться. Это при том, что на фотографиях нет, например, гардеробных – по словам Позднякова, в них удивительно мало вещей.

В гостиной кресла Mart по дизайну Антонио Читтерио, B&B Italia, и торшер по дизайну Джо Коломбо, Oluce. Оконные рамы, Barausse. Вазы, Guaxs, из салона “Предметы”.

Хозяева квартиры были хорошо подготовлены к совместной работе с дизайнером. Во-первых, они прекрасно знали, что им нравится – в списке пожеланий фигурировали дерево, бетон и мрамор. Во-вторых, заказчица не просто любит дизайн, а разбирается в нем на профессиональном уровне. На одну из первых встреч заказчики принесли список вещей, которые хотели бы видеть в будущем интерьере (в нем, например, был обеденный стол марки Cassina), а потом отправились в Милан, чтобы опробовать приглянувшуюся мебель в деле. В результате часть кандидатов отпала по причине непрактичности или неудобства.

Общий вид гостиной. Диван Toot по дизайну Пьеро Лиссони, Cassina. Столики Mera спроектировал Антонио Читтерио для B&B Italia. Ковер, Serge Lesage. Тумба под телевизором, Modulnova Living. На столе аксессуары из BoConcept.

Квартира в новостройке, над которой предстояло работать Ивану, представляла собой голую бетонную коробку вытянутой прямоугольной формы без несущих колонн и стен. “С одной стороны, это хорошо, а с другой – свобода усложняет задачу”, – признается дизайнер, которому предстояло превратить трехкомнатную по документам квартиру в четырехкомнатную, выделив максимум места под общественную зону и расположив комнаты сыновей так, чтобы молодые люди не чувствовали себя под неустанным присмотром старших.

В столовой стеллажи Joker по дизайну Джорджо Каттелана, Cattelan Italia. Стулья Cab, созданные Марио Беллини в 1977 году, и стол Boboli по дизайну Родольфо Дордони, все Cassina. Светильник Sonora, спроектированный Вико Маджистретти в 1976 году, Oluce. На полу тонкий керамогранит, Urbatek. На столе вазы из BoConcept.

Нынешняя планировка родилась далеко не сразу, но в конце концов дизайнер и заказчики сошлись на варианте, где жилые помещения “нанизываются” на каркас коридоров в виде латинской буквы Y. В левой части квартиры расположились комнаты сыновей. Парни могут зайти в дом, не привлекая к себе внимания родителей, сидящих в гостиной, которая заняла правую часть квартиры.

Кухня, Modulnova. Встроенные шкафы сделаны из черненого алюминия, “остров” отделан окисленным дубом, а столешница и раковина — из мрамора. Техника, Gaggenau. Смесители, KWC. Стена обшита деревянными панелями, Barausse. Картина с носорогом из BoConcept.

Спальня хозяев находится в центральном перевернутом треугольнике, вершину его занимает круглая кровать – заказчики присмотрели ее во время своей миланской поездки. “У меня это второй подряд проект с круглыми кроватями, – рассказывает Поздняков. – С ними всегда трудно работать. Но тут кровать вписалась в планировку”. Дизайнеру потребовалось лишь скруглить угол и обшить стену в изголовье деревянным шпоном, посаженным на флизелин (по сути это обои, только из дерева). Впрочем, шпон было недостаточно просто наклеить – мастер-краснодеревщик должен был отшлифовать все неровности и спрятать стыки листов, чтобы поверхность выглядела цельно. На это у него ушло две недели.

Кухня и столовая. Встроенная в потолок вытяжка, Falmec, настолько мощная, что в квартире можно курить сигары — запах все равно не чувствуется. Вазы из мрамора, Michaёl Verheyden.

Как рассказывает Поздняков, при кажущейся простоте интерьера отделочные работы вообще потребовали много времени и сил. Вместо бетона дизайнер предложил использовать в интерьере тонкие, всего 3 мм толщиной, плиты из керамогранита, размеры которых достигают 1 × 3 м.

Спальня старшего сына. Кровать Cloudscape Platform, зеркало My Moon My Mirror и прикроватные столики Overdyed, все Diesel with Moroso. Подвесные светильники Cage, Diesel with Foscarini. На стене плитка под бетон с клепками, Apavisa. Паркетный пол из ореха, Boen. Комната младшего мальчика точно такого же размера (15 м²) и с такой же кроватью, только в бордовой обивке.

Ими облицованы и стены, и пол. “Бетон – это лофт, его нельзя сделать идеально ровным, а нам нужно было сделать строго, чтобы все поверхности были гладкими”, – объясняет дизайнер. Для нарезки и монтажа керамогранита закупили специальное оборудование, но главная трудность заключалась в том, чтобы доставить огромные плиты на 35-й этаж: их перевозили в лифте по одной – больше там не помещалось, но некоторые в лифт вообще не лезли, и их приходилось тащить вверх по лестнице. В квартире нет ни одного помещения правильной формы, но однообразие отделки (шпон, два вида керамогранита и два оттенка краски) делает свое дело – угловатость глаз не режет.

Спальня хозяев. Обои из шпона американского ореха, Decospan, служат фоном для кровати Glamour, Ivano Redaelli. Прикроватные столики из нержавеющей стали Clip и подвесное кресло Swing по дизайну Умберто Аснаго тоже выпустила эта марка. На полу и стенах керамогранит, Urbatek. Светильник Plus, Vibia. Торшеры Tab F, Flos. Покрывала и подушки из меха серебристой лисы, все “Меха Екатерина”.

Заказчики Позднякова относятся к аксессуарам сдержанно, но кое-какой декор в квартире все же есть. Они, например, согласились украсить стены трофеями – так в интерьере появилась голова носорога, который чем-то похож на этот интерьер: суровый, необычный и совершенно серый.

Пол и стены хозяйской ванной облицованы керамогранитом, Urbatek. Ванна, раковина, смесители, все Teuco. Подвесные светильники Icaro, дизайнер Брайан Расмуссен, Modo Luce. Фигурка птицы, Vitra. Табурет Pyllon по дизайну Николь Эбишер, B&B Italia.

Текст: Анастасия Ромашкевич

Фото: Сергей Ананьев
Теги: интерьеры, Москва, квартиры, серый цвет, четырехкомнатные

Читайте также